Дискуссионная игра

Но по отношению к самонадеянному человеку можно себе позволить сразу выдвинуть главный довод, на который мы хотим опереться, ибо, будучи слишком уверенным в себе, он готов признать справедливость этого довода, надеясь позже справиться с его следствиями. Такой человек зачастую компрометирует себя, если его намерения не осуществляются. Это показывает, что Стагирит считал допустимым в дискуссионной игре умышленно вводить оппонента в заблуждение. Об этом же говорят и примеры, касающиеся того, как обращаться с многозначностью, неопределенностью выражений, недомолвками и т. п. Правило, что, услышав из уст гфотивника нечто недостаточно ясное по своему значению, ты можешь сказать «я не понимаю» и требовать разъяснения, должно получить всеобщее признание. Благоразумным и весьма благоразумным является также указание о необходимости сразу же реагировать таким образом на неясную речь, ибо, если это сделать лишь по прошествии известного времени, может создаться впечатление, что эта неясность не была вовремя замечена, что не свидетельствовало бы о точности. Однако достаточно недвусмысленный совет—уметь пользоваться многозначностью для обмана противной стороны, как и многие приведенные выше сентенции, заставляют поставить под сомнение строгость границы между софистическим спором и исследовательской дискуссией. Совет же вести себя в дискуссии так, чтобы нелепости, вытекающие из наших утверждений, относились на счет этих утверждений, а не нас самих, свидетельствует о том, что и в исследовательской или учебной дискуссии, как их понимает автор «Топики», идет речь не только о выяснении истины, но и о том, чтобы показать себя в выгодном свете или, зо всяком случае, не показать себя в свете невыгодном. Однако же основную цель учебной дискуссии, как и стремлений приобрести побольше опыта в диспутах вообще, составляет не забота о том, чтобы показать себя, а забота о действительном, надлежащем формировании участников дискуссии. Поэтому Аристотель советует самостоятельно, про себя упражняться в обращении заключений, в аргументировании pro и contra, чтобы выработать в себе самое важное для дискуссии: умение правильно отбирать то, что относится к делу. А наряду с выработкой такого умения нужно иметь определенный запас посылок и вообще слабых пунктов в аргументации противника, чтобы иметь возможность оперировать ими, подобно тому, как математик оперирует таблицей умножения. «Топика» и представляет, собственно говоря, как бы склад таких вспомогательных средств, которые должен иметь под рукой участник дискуссии.