Физические тела

Рассмотренная с этой точки зрения действительность состоит исключительно из таких бытий, как камни, растения, животные, люди, одним словом — физические тела. При этом Аристотель различает субстанции в первичном смысле и субстанции во вторичном смысле. Первые — именно такие, как упомянутые выше отдельные предметы, вторые — те, что позже в латинском языке получили название universalia, по-польски — powszechniki, содержащиеся в отдельных предметах, как, например, человек вообще, содержащийся в каждом отдельном человеке. Когда Аристотель в определенном месте толкует это отношение содержания универсалий в индивидуальных предметах в том смысле, что о многих индивидуальных предметах можно истинно высказать одно и то же, то складывается впечатление, что он считает единственно существующими материальные индивидуальные предметы. Но он не придерживается последовательно такой реистической и даже соматической точки зрений, хотя последовательное освобождение от гипостаз платонизма должно привести к этому; он вообще высказывается таким образом, как если бы существовали не только индивидуальные предметы, первичные субстанции, но также и универсалии, вторичные субстанции. И вот к ним-то именно и должны относиться определения. Ведь определение, по его мнению, есть познание сущности чего-то, а это что-то — всегда общий предмет, универсалия. Однако преимущественно он говорит об определении не как о познании, а скорее как о словесном выражении сущности чего-то, и при этом выражении распространенном, не однословном. Так, например, определением человека будет «ходящее двуногое разумное существо». В этом случае мы имеем определение общего предмета, являющегося субстанцией во вторичном смысле. И могли бы существовать определения лишь таких объектов, если бы вся действительность состояла исключительно из субстанций, а категории Аристотеля были бы лишь разновидностями отношений, в каких могут быть охарактеризованы эти субстанции. Однако известно, что Аристотель непоследователен в проведении и этой точки зрения и что обычной для него является скорее трактовка действительности как состоящей из субстанций, количеств, качеств, отношений и т. д. . И в каждой из этих категорий также имеются как индивидуальные объекты, например в категории количества отдельное количество — «один локоть», так и универсалии, например количество «один локоть вообще», и соответствующие определения раскрывают сущность таких универсалий, уже не являющихся субстанциями.