Индуктивное рассуждение

Выяснено, что посылки индуктивного рассуждения вытекают из его вывода. Если на основании того, что SI есть Р, Sa есть Р, S3 есть Р и 4ToSb S2, S3 суть все индивиды, входящие в объем термина 5 , мы делаем вывод, что каждое S есть Р, то высказывание «каждое S есть Р» вытекает из конъюнкции высказываний: «S/ есть Р», «S2 есть Р», «S3 есть Р», «каждое S тождественно либо Si, либо S2, либо Ss>. Но это имеет место лишь в случае полной индукции. Если же Sb За» исчерпывают всей совокупности элементов объема S , если в этом случае индукция через простое перечисление не является полной, то высказывание «каждое S есть Р» не вытекает из исходных высказываний. В таких случаях, в случаях неполной индукции, имеет место следование в обратном направлении, а именно из индуктивного вывода следует конъюнкция исходных высказываний. Здесь мы имеем дело с рассуждением, идущим от логических следствий к основанию, в противоположность дедуктивным рассуждениям, идущим всегда от логического основания к логическому следствию. Индуктивное рассуждение является не дедуктивным, а редуктивным. Из логиков, пользующихся мировой известностью, независимо друг от друга первыми обратили внимание на это свойство индукции Джевонс и Зигварт. Вслед за Джевонсом индукцию иногда называют инверсией дедукции.

А коль скоро логическая структура индукции такова, то возникает вопрос, можно ли называть индуктивное рассуждение умозаключением, а индуктивное обобщение — выводом. Серьезные логики, например Лукасевич, перестали относить индуктивные рассуждения к умозаключениям. В его классификации родов рассуждения индукция является определенным видом объяснения. При таком понимании отношений было бы правильнее говорить не о «выводах» индуктивного рассуждения, а скорее называть «предположением» то обобщение, которое является его результатом. Но в последнее время благодаря Айдукевичу мы возвращаемся к трактовке индукции как определенного умозаключения,. а индуктивного обобщения — как определенного вывода. Такова не только терминологическая традиция, но и прежде всего функция индуктивного рассуждения, которое идет от определенных данных к определенному новому знанию, по крайней мере частично обоснованному на базе этих данных.