Известная нерешительность

Читатель обратил внимание, что при формулировании выводов, касающихся причинных зависимостей, Милль проявляет известную нерешительность. Согласно его мнению, исключающая индукция приводит к обнаружению причинных связей, понимаемых как постоянное следование событий, в котором находит свое выражение всеобщая закономерность течения природы. При этом предполагается отсутствие исключений: поскольку существует данная причина, постольку существует и ее постоянное следствие. Поскольку же существует данное следствие, постольку же существует и его постоянная причина. При этих предпосылках достаточно исключить все то, что не следует постоянно после данного события, чтобы то, что останется в качестве следующего без исключения, признать связанным с этим событием как следствие с причиной. Однако мы также часто слышим, что результат подобной процедуры должен быть подтвержден получением данного события путем создания такого факта, о котором предполагалось в силу принципов индукции, что он повлечет за собою данное событие в качестве следствия. Объясняется ли это только тем, что автор «Системы логики» правильно отдает себе отчет в неосуществимости полного исключения всех изменяющихся обстоятельств? Или, скорее, его общая концепция причинной связи обнаруживает здесь свою недостаточную определенность? Ведь причинность основана у него на постоянном следовании, понимаемом как «безусловное» следование. Что это значит? Что добавляет это прилагательное к постоянству в обычном смысле, исчерпывающемуся выражением «всегда… после…»? Разве безусловность — это нечто большее, чем отсутствие исключений? А при этом является фактом, что отсутствие исключений имеет силу только по отношению к некоторым фундаментальным законам. При исследовании других, обычных зависимостей возможен какой-то случай А, после которого не наступит следствие а, если наряду с А действуют также «противодействующие причины…»