Ожесточенный характер

Что можно сказать обо всем этом споре, о том, что остается от него после отделения того чуждого логике напластования теологических спекуляций, с которым исторически он сросся? Как решить проблему Порфирия? Кто прав — реализм или номинализм, и в какой форме — крайней или умеренной — принять одну из этих доктрин? Чтобы ответить на эти вопросы, следовало бы прежде всего сформулировать в однозначных и достаточно определенных по своему значению терминах как сами проблемы, так и различные их решения. К сожалению, многовековая полемика отнюдь не выполнила этого условия. О каком понимании существования идет здесь речь, что значит существовать вне вещей, что значит существовать в разуме и т. д. и т. п. Спор носил столь ожесточенный характер потому, что был выражением иных, житейских противоречий. А продолжался и продолжается до сих пор он не только поэтому, но и потому, что невозможно разрешить спор, пока нет однозначного и достаточно ясного представления, о чем же, собственно, идет речь.

Мы предполагаем, что с теоретической точки зрения речь, собственно, шла здесь о том, следует ли истинные высказывания с субъектами в виде общих имен, например «человек смертен», интерпретировать как утверждения о ка’ких-то общих объектах или они могут быть интерпретированы как сокращенно-замещающие высказывания об отдельных предметах. По нашему мнению, исторически существовавший номинализм обнаруживал тенденцию к принятию этой второй интерпретации и даже временами ее высказывал, и с этой точки зрения нам представляется,. что он вообще был более близок к истине.