Разделы логики

Рамэ, насколько нам известно, положил начало обычно практиковавшемуся позднее и еще нередко практикуемому ныне делению и последовательности разделов логики в ее целостном систематическом изложении. Это деление на учение о понятии, учение о суждении, учение об умозаключении, наконец, учение о методе, понимаемом как способ связывания силлогизмов в ходе доказательства. Каждый из последующих разделов трактует о системе, составленной из компонентов, о которых шла речь в предшествующем разделе, так как, согласно этой концепции, суждение складывается из понятий, силлогизм — из суждений, доказательство — из силлогизмов.

Что касается упомянутого свойства принадлежать первичным образом, то ясно, что здесь речь идет об обратимости такого общего положения. Аристотель считает ценными такие положения, которые удовлетворяют всем трем приведенным постулатам, ибо лишь в этом случае, по его мнению, наличествует общее и необходимое знание: так, если знаешь о треугольнике, что он имеет сумму внутренних углов, равную двум прямым углам, то бываешь уверен, что исключений из этого правила нет; а если знаешь только отдельно о прямоугольном треугольнике, что он обладает этим свойством, и то же отдельно о равностороннем треугольнике и т. д., и если даже фактически знаешь это порознь о каждом из всех родов треугольников, то не можешь быть уверен, что не встречаются исключения, пока не узнаешь, что таким является каждый треугольник, является потому, что треугольник как таковой обладает именно таким свойством, а последнее достижимо лишь в том случае, если это положение будет первичным, обратимым. Эти указания Аристотеля Рамэ перенял у Аристотеля, дал им приведенные выше названия и настойчиво использовал для критики неправильного изложения наук, между прочим, и для критики самого Аристотеля, который, по его мнению, не всегда придерживался этих принципов. Тале при этом подчеркивает в особенности ценность третьего постулата с точки зрения, как он выражается, «выгоды» в науке, или, как бы мы сейчас сказали, с точки зрения экономии научного труда: зачем же во многих разделах говорить порознь о частях, что они обладают данным свойством, если можно в одном разделе и как бы одним махом выдвинуть положение, утверждающее то же самое в отношении целого.