Разрешение парадокса

Разрешение парадокса «Лжеца» не представляет серьезных трудностей, если термины «истинный» и «ложный» понимать в вербальном смысле, когда выражение «высказывание Р истинно» означает просто р, а выражение «высказывание Р ложно» означает просто «не-p». При этом понимании слов построенные таким образом выражения имеют смысл лишь в том случае, когда на месте р фигурируют высказывания. Выражение же, об истинности или ложности которого мы спрашиваем в парадоксе «Лжеца», не удовлетворяет этому условию: ведь слова «выраженное сейчас высказывание» не являются высказыванием. Трудность возникает, если термины «истинный» и «ложный» понимать в реальном смысле, как настоящие предикаты, когда, например, «истинный» значит «соответствующий действительности», а «ложный»-—«несоответствующий действительности», когда принимается, что такое соответствие или несоответствие действительности имеет смысл предицировать также по отношению к высказыванию, которое не приведено, а указано с помощью какого-либо имени. И вот сочетание слов «выраженное сейчас высказывание» создает видимость, что оно является именем какого-то высказывания. Вообще логики пытаются разрешить парадокс «Лжеца» при этом понимании его составных терминов — подвергая сомнению применимость терминов «истинный» и «ложный» к тому же высказыванию, в котором определяется один из этих терминов: само такое высказывание не может здесь быть элементом объема собственного предиката. Здесь мы вступаем в сферу проблем, считающихся спорными среди специалистов. Своим парадоксом Евбулид, можно сказать, немало озадачил логиков. А этот парадокс — как и парадокс «Покрытый» — представляет собой загадку логического характера, точнее: из области логической семантики.