Школьный пример

в каждом аристотелевском силлогизме имеются общие имена

Школьный пример — «Все люди смертны, Сократ — человек, следовательно, Сократ смертен» — не мог бы удовлетворить Аристотеля. Вот его собственный пример: «Если все, что имеет широкие листья, теряет их, а всякая виноградная лоза имеет широкие листья, то всякая виноградная лоза теряет листья». Различие: первое — это выражение, утверждающее составляющие высказывания и не являющееся в целом высказыванием, содержащее союз «следовательно» , содержащее единичное имя, в то время как силлогизмы Аристотеля не утверждают составляющих высказываний, являются условными высказываниями, имеют союз «если — то» или его эквивалент, не содержат единичных имен.

Что касается имен, то в каждом аристотелевском силлогизме имеются исключительно общие имена. Аристотель различает имена: а) такие, которые можно высказать о других и о которых можно высказываться,— это обычные общие имена; б) такие, которые можно высказывать, но о которых нельзя высказать ничего более общего,—это имена, которые мы назвали бы наиболее общими, как «нечто», «являющееся» и эквиваленты; в) такие, о которых могут высказываться, но сами они не могут быть высказаны ни о чем другом; это единичные имена, например имена собственные, как «Сократ».

Из этих имен он допускает употребление в силлогизмах только первых, ибо в любом случае он заботится о том, чтобы характер имени не уничтожил возможности обращения высказывания, а обращение высказываний ему требуется для частных доказательств, которые позднее получили название модусов. Но, кроме того, он исключает беспредметные имена. В результате он получает систему хотя и близкую к структурному совершенству, но узкую. Нужно подчеркнуть, что эта система — его собственное творение, поэтому поражает степень зрелости системы, созданной сразу одним человеком.