Силлогистика Аристотеля

По нашему мнению, это утверждения о вещах, точнее — об индивидах, например о людях, живых существах, камнях и т. д., говорящие о них, например, что если всякая вещь данного рода есть вещь иного рода, а всякая вещь этого иного рода есть вещь нового иного рода, то каждая вещь первого рода есть вещь последнего рода. Следовательно, это утверждения о вещах с точки зрения того, как эти вещи соотносятся между собой.

Важно отдавать себе отчет в том, что не следует считать силлогистику Аристотеля ни наукой о понятиях, ни наукой о мышлении. Во всей «Первой аналитике», по утверждениям специалистов, нет ни одного психологического термина. Описывая структуру схем силлогизмов, Аристотель не называет «понятиями» ни переменные Л, В и т. д., ни имена, которые он подставляет вместо них в примерах. И переменные, и имена он называет «терминами» , и в этом слове выражено соотнесение с положением, занимаемым им в высказывании: термин — это крайний член высказывания-посылки или вывода. Другое дело, что знание силлогистических схем способствует правильному мышлению, ибо истинной будет всякая мысль, выраженная соответствующим образом в виде импликации, построенной согласно правильной силлогистической схеме. Нужно также иметь понятия, то есть понимать термины силлогизма, чтобы уметь пользоваться ими при выражении своих мыслей.