Технический характер

Это хорошие советы, и важно их запомнить. Вникнув глубже в их содержание, мы увидим, что все они имеют как бы технический характер, но первое правило, кроме того, содержит весьма важную декларацию по поводу очевидности — того, что называется «ясно и отчетливо». Здесь, пожалуй, объединены две главные идеи: одна говорит о том, что нужно стремиться в своих представлениях ясно и отчетливо воспроизвести представляемый предмет; другая — о том, чтобы считать истинными только очевидные утверждения. Мы стоим у источника одного из картезианских нововведений в области логики: с этого момента логическая теория определений начнет то и дело апеллировать к постулату ясного и отчетливого понимания понятий, или терминов. От основных же утверждений будет expressis verbis требоваться очевидность.

О какой же, однако, очевидности здесь идет речь? Не о чувственной, не об очевидности того, что видят глаза, того, что чувственно наглядно, а об очевидности разумной интуиции, той, какая свойственна самым простым утверждениям математики. Декарт весьма далек от сенсуализма, напротив, он начинает в новое время ряд мыслителей-рационалистов. Вот его определение интуиции: Под интуицией я разумею… понятие ясного и внимательного ума, настолько простое и отчетливое, что оно не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим, или, что одно и то же, прочное понятие ясного и внимательного ума, порождаемое лишь естественным светом разума и благодаря своей простоте более достоверное, чем сама дедукция…» Мы знаем, что этим способом Декарту представлялось достоверным прежде всего то, что он сам мыслит и, следовательно, существует. А это было почти повторением того, что высказал Августин за несколько сот лет до этого. Это представляет интерес с точки зрения связи янсенизма с картезианством.