Учения Аристотеля о категориях

У нас есть, следовательно, достаточный повод для того, чтобы заняться ее содержанием, хотя, строго говоря, она относится не к дедуктивной логике, а лишь к области проблем, затронутых в «Органоне» Аристотеля в связи с проблемами дедуктивной логики. На латинский язык «Isagoge» перевел почти двести лет спустя Боэций, казненный приблизительно в 525 году по каким-то лично-политическим мотивам. Этот год важно запомнить, ибо почти одновременно византийский император запретил публичное преподавание философии, была закрыта академия в Афинах, а преподававшие в ней философы эмигрировали из страны. Раннее средневековье в Западной Европе унаследовало лишь обрывки богатейшей логической литературы, и среди них «Isagoge» на латинском языке.

В этой работе содержится, в частности, краткое изложение учения Аристотеля о категориях, или предикаментах. Как известно, это области действительности, выделенные — по нашему мнению, путем гипостазирования — согласно многообразию именных частей сказуемого, а также субъектов и предикатов. Действительность, рассмотренная с этой точки зрения, делится на десять отделов. Всякое существование есть или вещь, или количество, или качество, или отношение, или место, или время, или действие, или страдание, или положение вещей в двух разновидностях. «Существование», «являющийся», «есть» —такие слова применяются к каждой категории в различном специфическом для нее значении, так заявляет Порфирий вслед за Аристотелем, не задаваясь вопросом, не идет ли здесь речь лишь о различении многозначности сокра — щенно-замещающих выражений, когда высказываются в более иля менее общей форме о вещах и только о вещах. Однако же он должен был признавать какой-то приоритет, первичность категории вещи, поскольку лишь с помощью этой категории он иллюстрирует свои выводы относительно родов, видов и т. д.